Zygmont
Contemptus sui ad contemptum Dei
Работа над альбомом сильно затягивается; готовы 7 из 13 треков инструментальной версии. Даст Бог - закончу до конца лета. Ввиду этого опубликую один из лучших треков в инструментальной версии, по которому можно составить представление о звуке и атмосфере альбома.
В немалой степени за духовное богатство трека и жаворонка отвечает Ирина Горячева.


Listen or download Frasokereti Adam and Eve for free on Prostopleer

К песне готов текст; рискну опубликовать также и его, хотя, как говорил Лебедев, "там безграмотно-с".

…come to me, children, sit down, listen my tale,
For adults have not any time!
But I have to say: you won’t lose, you will gain,
Listening to tale of fore parents, of Adam and Eve.
According to us, Eve is about twelve:
Fragile and awkward teenager.
All day long she walks along
The banks of four rivers,
Climbs the trees and laughs.
A little older is Adam,
The serious, almost sullen young man.
He seats by the waters and gives everything names…
Neither name, nor one word
He founds not for her…

Blessed is the one, who is to believe
My tale of you, Adam and Eve.
Blessed is the one, who is to outlive
My tale of you, Adam and Eve!

ECCE DEUS DIXIT: “MALEDICTA TERRA IN OPERE TUO!”

…God’s voice was stunning him as God had left,
Seraph behind his back was clothed in black…
And Eve had seemed to be the burden on his neck.
“She ate, not me!” – He thought and fell asleep,
In fever.
Eve was theft.

The sun no longer rises, only falls.
And God is keeping silence, answering not.
For many-many years they hated a lot,
And primarily – themselves.
Their bodies were foreign to them, like clothes.
And every month Eve cried with blood on hips
As sense of guiltiness, like eagle, tore her liver,
And loneliness bit her. She couldn’t sleep.
For first few years she loathed by sick her friend-deceiver,
Then she stood up and wiped her ice-cold tears.
She went, see around nothing, doped by fears,
And left the peninsula of Arabian, screaming:
“Do you hear? Do you hear me? I could not stand this nightmare
Without you!” So she climbed the Arafat,
And reached not step to the top
Stumbled…fell…

Mist ends. Cool hands.
Shy babbling brook,
And muddy look…
He stands. Calm lands.
There was something new in his eyes;
And Eve understands…

…that there is nothing to tell,
There is nothing to hear.
There is no fault to forgive.
She smiles through the tears
And timidly holds up her hand…
He falls to the knees, embraces her legs,
Yes, there’s something new in his eyes…
By the foot of the mountain
Where Isa at the Doomsday will judge,
They stand – eye in eye, hand in hand…
Oh, is it the end? Of course, not the end!
It’s only beginning. Beginning of them,
Of you and of me.

The end…! Not for you, but for tale.
Your tales are so far from its ends.
Remember it, children...!
Now – go, run for love,
Run for live!
For I told of every Adam
And every Eve.


И вольный авторский перевод.

Присядьте, дети, и сказке моей внимайте,
У взрослых ведь времени нет!
Я так вам скажу: приобретете, не потеряете
О предках далеких послушав сказанье.
Мы бы сказали, что Еве двенадцать:
Хрупка. Нескладный подросток.
И целыми днями гуляет брегами
Рек четырех, по деревам лазает,
Смеется она.
Немногим старше был Адам,
Серьезный юноша, почти угрюмый,
Сидит он у вод, названья дает
Всему. Но ни слова, ни имени он не нашел
Для нее…

Блажен будет тот,
Кто переживет,
Сказанье о вас,
Адам и Ева.

ТАК ГЛАГОЛЕТ ГОСПОДЬ: «ПРОКЛЯТА ЗЕМЛЯ ОТ ДЕЛ ТВОИХ!»

И Божий глас его глушит, хоть Бог ушел.
И ангел за спиной облекся в чернь.
И Ева кажется ему обузой только,
«Не я ел, но она!» - подумал он,
И рухнул в лихорадке. Тогда ангел
Похитил Еву.

…И нет теперь рассветов, лишь закат.
Не отвечает Бог, храня молчанье.
Годами ненавидя все вокруг,
Себя лишь ненавидели они.
Тела их были им чужими, как одежды.
И каждый месяц Ева плакала, и кровь текла по бедрам,
Вина, ужасная вина орлом терзала печень,
И одиночество кусало. И сон не шел к ней.
Сначала были годы те, когда она,
До рвоты ненавидела обманщика и друга.
Потом пришлось ей встать, стереть с щек холод слез,
Пойти вперед. Не видя ничего вокруг, в дурмане страха
Покинуть Аравийский полуостров, крича:
«Ты слышишь? Слышишь ли меня? Кошмар сей
Мне без тебя не пережить!» Взбираясь же на Арафат,
И шага не дойдя до вершины,
Запнулась вдруг и сорвалась она.

Рассеялся туман. Прохлада рук.
Смутясь, журчит ручей.
Во взгляде муть. И он
Стоит, и тих простор.
И что-то новое в глазах .
И Ева поняла…

…что нечего даже сказать,
Что нечего даже услышать,
Вины ни на ком никакой, чтоб прощать.
Она улыбнулась сквозь слезы, застенчиво
Руку ему протянула...
Упав на колени, он
Обнял ей ноги. Да, новое нечто в глазах!
У подножья горы, у которой
Иса будет народы судить в Судный День,
Стоят они, за руки взявшись и друг на друга глядя…
Может, это конец? Ну, конечно же, нет!
Это только начало – для них,
Для всех вас и меня…

Конец…! Не для вас, но для сказки моей,
Ведь сказки о вас далеки от концов.
Теперь, дети – идите, бегите скорей,
Любви и жизни насытьтесь жаждой!
Не забудьте ее! Я рассказывал вам
О каждом Адаме и Еве каждой.

@темы: Музыка, Религия